Progulochnye Transformery Lyulki Trosti Modulnye Komplekty Aksessuary Dlya-dvoyni
Июн 262008
 

Пос. Обозерский – р. Ваймуга – пос. Осередок – Сийские озера – Антониево-Сийский монастырь – Архангельск

9 июля – 23 июля 2006 года

1.«Спортекс Наутилус», экипаж: Макс и Z 2. «Корсар Флинт», экипаж: капитан Епи и галерный раб Де

 

Воскресенье, 9 июля.

Макс, Епи и Z приехали на вокзал одновременно, а Де добрался на метро, и уже час как шлялся по вокзалу. Погрузили барахло на носильщика и поехали на весы. Строго говоря, лишнего веса, сверх положенной по билетам нормы, у нас было килограммов 50 максимум, но куча вещей выглядела солидно, и нас пытались развести на какой-то загадочный билет без места, сверх оплаты за багаж, и даже дали к этому, еще не купленному билету багажную квитанцию (и еще две – к имеющимся билетам). Естественно, за этим билетом никто не пошел. Проводница, конечно, удивилась, почему это квитанция без билета, но что мы сделали честные глаза и ответили, что, мол, ваших тонкостей не понимаем, что нам дали в багажной кассе, то и предъявляем. Повертев это бумажку и так, и эдак, она приняла мудрое решение выкинуть ее нафиг, тем более, что двух оставшихся, по ее мнению, вполне хватало.
В поезде – духота, окно открывалось на полтора сантиметра, что даже во время движения не спасало. Пока распихивали вещи в купе, взмокли и пропотели лучше, чем в парилке.
Естественно, что 5 л. пива кончились еще на подъезде к Ярославлю (при том, что Де пил только воду), и пришлось под проливным дождем, который по времени идеально совпал с остановкой, сбегать за квасом (оказался гадостью) и мороженным.

Понедельник, 10 июля

Из-за жары в купе не спалось. С удовольствием вытряхнулись на свежий утренний воздух. Поезд в Обозерском стоит долго, минут 20 (меняют электровоз на дизель), поэтому проблем с разгрузкой не было.
Проблемы начались, когда стали искать машину. С 6 до 10.40 Макс и Z домогались до водителей, уговаривая отвезти до моста через Ваймугу. Цена вопроса: 500 руб. за четырех человек с багажом на 11 км по хорошей асфальтовой дороге. Возможно, заплатили бы и больше, но везти нас не хотели ни за какие деньги. Ну водителей государственного транспорта еще можно понять, может, у них контроль строгий или совесть не позволяет подкалымить, а вот частников… Никто даже не задал столь привычного для ныне жадной Москвы вопроса «Сколько денег?»!!! Видимо, они людям реально не нужны!!! Один не захотел отрываться от приятной беседы со знакомыми (так и трепались несколько часов), другой – наверное, местный олигарх (владелец промтоварной лавчонки) посчитал это ниже своего достоинства («Ребята, вы меня не смешите, вы меня обижаете!» – дословно), хотя вряд ли дневная прибыль с его супермаркета намного больше предложенной ему суммы (если только он паленой водкой или ганджубасом не приторговывает). Та же история повторилась и с продавцом дисков на местном рынке. Он даже полностью согласился с тем, что вряд ли его дневной заработок достигнет 500 руб., и больше, чем, на полчаса, мы его от торговли (точнее, от сна в складном кресле) не оторвем. Однако необходимость выгрузить из «Газели» три (целых три!) коробки с дисками, а потом, по возвращении, погрузить их обратно, а также потеря получаса ленивой дремы на утреннем солнышке не окупались возможным увеличением дневного дохода более чем в два раза, и, вздохнув, он отказался.
Попросили помочь водителя «Скорой помощи» местного медпункта – отказался («далеко ехать, медсестра не отпускает»). К родной милиции не обращались – у них на вооружении наличествовал только стандартный «бобик» и мотоцикл с коляской.
В процессе поисков машины обнаружили игровой клуб с веселым названием «Золотой дождь» (есть еще на Руси неиспорченные люди, никогда не слышавшие о садомазохизме!), и в кустах у школы – большой памятник Ленину.

Наконец, какой-то добрый дедок на проржавевшем насквозь «Камазе» согласился нас довезти, тем более, что он и так ехал в эту сторону. Пять минут погрузки, десять – езды (Епи и Де – в кабине, Макс и Z – лежа в кузове), и мы на месте (около 11.00).
Солнце прилично припекало, да и в поезде пропотели изрядно, поэтому сразу же полезли купаться: у моста в одном месте глубина была около метра (а до и после – сантиметров 15). Температура воды – градусов 10, быстро сводит мышцы на ногах.

Надули лодки, распихали барахло и пошли. Местами было совсем мало воды, глубина 5-10 см. «Наутилус» проходил без проблем, а вот тяжелый крейсер «Флинт» периодически садился на камни, и Епи приходилось вылезать в воду и проводить его через мелководье. Поскольку ширина речки была не больше 10 метров, практически каждое упавшее поперек дерево образовывало завал. Через парочку удалось пропилиться, а раз пять – обносить, причем сначала прорубать дорогу на берегу: если и была, то явно для байдарок, лодки там не пролезали. Обратили внимание, что некоторые упавшие поперек реки деревья явно подпилены. Сами мы никакого разумного объяснения придумать не могли, высказывалась даже идея, что это дело рук какого-то маньяка (кто еще в такую глушь пойдет), который ненавидит туристов-водников. Однако встреченный через несколько дней рыбак на лодке объяснил, что таким образом рыбаки-пешеходы организуют себе мостики для перехода на другой берег. И попутно избавляются от конкурентов на лодках.

Перекусили на воде – доели рыбные консервы, которые брали в поезд (а то рыба ловиться не будет, как сказал Макс).
Перед одним из поворотов реки Макс и Z, шедшие первыми, услышали женские крики и визг. Z предположил, что их издают купальщицы, причем, с учетом удаленности места от населенки, купаются, скорее всего, без одежды. Так и оказалось. К сожалению, получить эстетическое удовольствие не удалось: возраст у купальщиц был бальзаковский, а формы, мягко выражаясь, рубенсовские. Увидев появившуюся из-за излучины лодку, они с грацией бегемотов рванулись на берег, оглушительно визжа. Поэтому предупреждения о том, что следом идет еще один экипаж, они не слышали, и через некоторое время визг повторился.
Обнесли наплавной мост (в урочище Ваймуга), из которого во все стороны торчит ржавая проволока.
Ближе к вечеру, во время обхода какого-то очередного завала, Де и Епи сломали весло, поэтому скорость их хода значительно замедлилась – грести пришлось, как на индейском каноэ.

Место для стоянки обнаружилось на левом берегу, чуть ниже устья Пены. Небольшая полянка, удобный подход к воде, сосновые чурбачки в качестве стульев у кострища. Очень красиво (как, впрочем, и на всем протяжении маршрута). Чуть выше по течению на камне постоянно, как часовой, сидела чайка.
Комары и мошка, конечно, есть, но в накомарнике жить можно. Кстати, весь день комары жрали даже на воде, хотя и не так интенсивно, как на берегу.
Перед ужином искупались (глубина там около метра), несмотря на более чем бодрящую водичку. При этом обнаружился один положительный эффект от холодной воды: когда вылезаешь на берег, на некоторое время ты становишься невидимым для комаров и мошки с их инфракрасным зрением, так что можно спокойно вытереться.
Несмотря на позднее время, было практически светло – белые ночи еще не кончились.

 

Вторник, 11 июля

Совершили утреннее омовение, заодно и проснулись. После завтрака принялись приводить в порядок матчасть. Епи изображал папу Карло – строгал «буратино» для вставки в весло из почти подходящего по диаметру сучка березы – получилось отлично, держалось без гвоздей до самого последнего дня. Макс и Z клеили дыру в баллоне, которую безуспешно искали с прошлого года и чисто случайно обнаружили днем ранее. Заодно переждали короткий дождь.
После впадения Пены Ваймуга становится шире, поэтому непроходимый завал попался только один, но его удалось пройти без обноса, спилив торчащие из воды ветки ели, лежащей чуть ниже уровня воды. «Наутилус» проскочил поверх ствола достаточно легко, а вот Флинта пропихивали Z и Де, вылезшие на этот самый ствол и притопив его своим весом.

Продолжали ловить рыбу (на блесну и муху), но весь день безрезультатно.
В основном наслаждались красотами природы. Увы, среди нас нет мастеров дескриптивного жанра, поэтому словами передать увиденное не получается, а фотографии кажутся блеклыми и плоскими, пока еще в памяти свежо воспоминание об оригинале.
Обследовали рыбачью избушку на берегу: внутри грубо сложенная из камня и кусков кирпича печка, полати на пол-избушки и маленький столик у окна. Потолок очень низкий, стоять в полный рост внутри избушки нельзя – видимо, она предназначена только для того, чтобы перекусить, погреться и поспать.
Характер леса постоянно менялся: то березняк, то ельник, то смешанный (ель, осина, сосна). Ближе к Самодеду начинаются луга, многие уже скошены. На одном из них даже собирались остановиться, но до леса (т.е. до дров) было довольно далеко, и рядом проходила сильно натоптанная тропа. Решили идти дальше.

Попытались определить, где мы находимся. В описании маршрута фигурировали быки от старого моста. Мы таких насчитали не уже меньше трех, поэтому ясности не было никакой, пока Макс не наткнулся на столб, поставленный на границе лесных участков (на карте участки обозначены). По номерам легко определили, где мы есть, и место предполагаемой стоянки, которую нашли без труда – на левом берегу, у места максимального сближения Ваймуги и дороги Обозерский – Самодед, до моста через Кяму. Берег там почти отвесный, высота от полутора до трех метров, но на стоянке есть более-менее пологий спуск, оборудованный перилами. Лодки втащили в другом месте, где берег пониже, и потом перенесли в лагерь. «Флинта», уже традиционно, приспособили под стол.
Кроме перил, на стоянке есть скамейка и огороженная маленьким плетнем клумба с клевером (принесен с ближайшей поляны). Видимо, им прикрыли старое кострище. Заметно, что стоянку убирали, но все же кое-где попадаются осколки от бутылок.
Дорога проходит метрах в ста, но с нее стоянку не видно (только в темноте, когда горит костер). Движение редкое, поэтому шума практически нет.

Полезли купаться и обнаружили, что ноги у самого берега проваливаются в мелкий песок почти по колено, и только дальше начинаются твердая галька и камни. Вылезаешь – все ноги в песке, приходится демонстрировать чудеса акробатики, чтобы их ополоснуть с твердой полоски земли.
Епи удалился ко сну раньше, и скоро стоянку огласил басовитый рев. Было, конечно, жалко Де, которому только многолетняя практика йоги позволяла уснуть под такой аккомпанемент (1), но, с другой стороны, такой звук должен отпугивать различных непрошеных гостей, как четвероногих, так и двуногих: кому охота связываться с медведем, а тем более с Медведом.

 

Среда, 12 июля

Утро, как обычно, начали с купания. Было довольно жарко. Во время сборов провели инвентаризацию запасов, и обнаружили, что мы переполняем план по потреблению водки. Включили ее в план закупок.

От стоянки до Самодеда река идет практически параллельно дороге, на некотором удалении от нее. По берегам – покосы, на которые приезжают на лодках.
Дошли до Самодеда. Бревенчатые дома и ангары для лодок вдоль реки, деревянный полуразвалившийся мост поперек. Течение между быками быстрое и сильное. Макс и Z прошли с ходу, пригнувшись под низким настилом, и встали на якорь ниже, чтобы посмотреть, как это получится у второго экипажа. Пара коров на берегу, в свою очередь, заинтересовалась, что это там плавает, и пошла к лодке (глубина сантиметров 40), но все же не дошли, поленились, видимо.
Остановились у капитального железобетонного моста. Макс и Z отправились в магазин (на левый берег, и по дороге направо к старой лесопилке), Де и Епи остались сторожить лодки.
Оказалось, магазинов там аж целых два (а может, и еще есть). Купили водки, пива, хлеба, и деликатесы: насквозь промороженные окорочка (за восемь часов на солнце они так и не оттаяли), маринованные помидоры и мороженное. Думали прикупить гвоздей для возможного укрепления сломанного весла Епи, но идея провалилась: гвоздей меньше 150 мм не было. Слава Богу, весло и так до конца сплава держалось отлично. Пиво и мороженное потребили тут же, до отплытия.

Кстати, между двумя магазинами обнаружилась точка, в которой худо-бедно берет МТС – практически единственное место на всем маршруте. Сигнал «Мегафона» появлялся гораздо чаще.
Раньше, говорят, в Самодеде была большая лесопилка, но сейчас от нее, кажется, остался только ржавый кран. На выходе реки из поселка, на левом берегу увидели практически до основания разобранный кирпичный коровник. Других объектов промышленности или сельского хозяйства обнаружить не удалось.
Воды в реке прибавилось. Глубина менялась от 10-15 см на перекатах до 2-3 метров на спокойных местах. Опять начали кидать блесны, и наконец-то Епи поймал на блесну первого хариуса. Были еще поклевки, но вытащить никого не удалось. На «мух» не клевало вообще ничего.

Ближе к вечеру перед нежилым селом Верховье вошли в протоку (точнее, цепочку из маленьких заросших озер) к Шикозеру, которое отделяется от русла реки высоким песчаным бугром, на котором и встали. Подход возможен только со стороны озера (северо-восточный берег), со стороны реки – болото. Бугор (на карте обозначен) находится практически напротив деревни, но – на берегу озера.
Поставили палатки, и перед ужином, как обычно, решили искупаться. Удобные подходы к воде у стоянки есть, но ветер нагнал к берегу всякий плавучий мусор, поэтому купаться решили с лодки подальше от берега. Епи все это безобразие фотографировал с берега, получилось смешно.
Начали готовить ужин. Неожиданно поднялся сильный ветер: смел все со «стола» (перевернутый «Флинт»), чуть не опрокинул палатку Епи (еле удержали), поднял в воздух и бодро понес в болото 16-киллограммовый «Наутилус» (поймали в полете и спрятали в яму), расплющил по земле и скомкал, как тряпку, вторую палатку (она была без штормовых растяжек – немецкий производитель решил, видимо, что они не нужны), Z пришлось на ней лежать, пока ветер не притих.
Ветер был еще достаточно сильным, поэтому окорочка жарились долго – только ночью удалось-таки закончить ужин.

 

Четверг, 13 июля

На рыбалку рано утром не пошли – проспали. Искупались и позавтракали. Де и Епи занялись заклейкой дна у «Флинта», продранного на перекатах, а Макс и Z решили все же что-нибудь в этом озере поймать. Отошли на лодке к противоположному берегу. Z кидал разные блесны – без толку, Макс на опарышей таскал небольшую т.н. красноглазую сорогу (местная плотва?). Потом и Z присоединился к этому занятию. Наживку рыба брала практически сразу, даже жалкий остаток опарыша. Настоящая «спортивная рыбалка»: заброс – поклевка – тащим, только жалко, что рыба мелкая. Ловили, пока не надоело, потом решили возвращаться – Де и Епи к этому времени уже заклеились и свернули лагерь. Встреченный по дороге рыбак (естественно, проверял сети) сообщил, что в озере есть щука, а у места нашей стоянки вечером и рано утром кормится язь.

Около двух тронулись. Пока шли по протокам, Епи про…ал верхнюю половину спиннинга – соскользнула с колен, когда он его собирал. Это был «легкий» спиннинг (2-15, кажется), так что дальше он ловил другим.
Деревня Верховье считается нежилой, дорога до нее, вроде бы, совсем плохая, и электричества нет. Тем не менее, кто-то там живет: у мостков стояла лодка, а у одного дома был вполне ухоженный огородик.

За деревней увидели первого рыбака, ловящего на муху (поплавок-«балда», 3-4 поводка с разными «мухами» на самых мелких тройниках). Ловил не на перекате, а на самом что ни на есть спокойном месте. По его словам, лучше всего клевало на желтую муху. У нас не хотели брать никакую, мы их купали совершенно напрасно. Тем не менее, на блесну Епи поймал еще одного или двух хариусов. При этом одна блесна, после сильного рывка, оторвалась, но тогда мы не придали этому значения – решили, что, может, за что-то зацепилась.
Опять река вошла в лес (еловый или смешанный). Глубина небольшая, где-то полметра. Берега довольно крутые.

Ближе к вечеру стали искать стоянку. До начала перекатов (приблизительно за два километра до устья Кеньги) место попалось только одно: на правом берегу рыбацкая стоянка, недавно оборудованная: есть свежепостроенные мостки и стол со скамейками. Однако минусов было больше: все это стояло на недавно расчищенной в ельнике площадке с сильным уклоном в сторону реки, и сколько-нибудь ровное место, свободнее от пней, найти проблематично, к тому же кругом тучи комаров, да и в ельнике как-то мрачновато. Поэтому двинулись дальше.
По мере приближения к устью Кеньги пошли перекаты, на которых стояли рыбаки. Наверное, все матерые «хариусятники», настоящие фанаты своего дела – до ближайшей автодороги по лесу километров 5 минимум, уже смеркается, а они гуляют в своих забродниках по колено и выше в ледяной воде. Ловили на муху, забрасывая уже описанную снасть поперек струи. Длина спиннинга – 3,5-4 метра. Один вытащил приличного хариуса прямо на наших глазах на перекате, который мы только что прошли.
Хорошее место для стоянки нашлось на левом берегу, где-то метров за 300 до устья Кеньги (дальше есть еще одно, в ельнике), на границе ельника и прибрежной поляны. Удобный подход к воде, хорошо продувается, есть место для палаток, как раз под огромными елями.

Учили Де чистить рыбу. Из сороги и хариусов сварили первую уху. Увы, рыба эта довольно пресная, поэтому, несмотря на ее количество, навара практически не было: получился картофельный суп со вкусом рыбы.
Z прогулялся до Кеньги, чтобы решить, стоит ли в нее заходить. Река ему не понравилась: узкая даже в устье и сильно заросшая. Попутно была обнаружена просека (автозимник?), идущая параллельно Ваймуге на расстоянии около 50 метров от нее.

 

Пятница, 14 июля

Утро опять началось с купания, даже Епи решил залезть в воду.

После завтрака и сборов, не спеша пошли, ловя и на блесну, и на мух. Макс и Z нашли на ветках местную снасть для ловли хариуса на муху и долго ее распутывали с целью проведения обратной разработки. Сделали вторую такую же (все равно ничего не поймали). Видимо, дело не только в снасти, а в технике ловли, надо было, кроме снасти, поймать еще местного рыбака и заставить его выдать секрет заброса и ведения.
В Кеньгу заходить не стали – русло узкое и заросшее, кроме того, у Епи на галере взбунтовались рабы, которые категорически не хотели грести против течения.
В устье Левашки встретили рыбака на лодке, который ловил хариуса на червя (говорил, клюет). Мы даже порадовались, что встретили, наконец-то, настоящего рыболова (не «сетевика») из местных. Увы, потом выяснилось, что сети он все же поставил: перегородил всю Левашку в устье и еще выше по течению.

Епи предложил встать на дневку на хорошей поляне на левом берегу, сразу же за перекатом с громким названием «порог Бешеный»(2). Постираться, пообедать, а вечером половить на порогах и в Левашке. Предложение было принято. Поставили палатки и устроили большую стирку, завесив бельем всю 10-метровую стропу.
Z опять отправился на прогулку по окрестностям. Обнаружилось, что метрах в пятидесяти от реки местность круто поднимается метров на 7, и на возвышенности начинается т.н. беломошный бор. От берега реки и до подъема лес смешанный, (ель, осина, береза, рябина), попадаются кусты красной смородины. Вдоль реки тянется луговина с высокой травой, заливаемая весной. Интересно, что перед «порогом» река раздваивается, порог находится в главном русле, а слева идет спокойная заросшая протока, по которой его можно обойти. У берега протоки – куча камней от полевой бани. Чуть дальше к реке выходит новый зимник.

Вечером пошли на рыбалку: Епи – ловить с берега на перекатах, Де – в протоке на поплавочную удочку (первый опыт), а Макс и Z – в Левашке и на перекате. На перекате против течения выгрести не удалось, поэтому поднимались по протоке – Z тянул лодку на шкерте с берега (обилие водной растительности мешало грести). При этом, когда Z продирался по берегу сквозь траву и кусты, с них поднялась такая куча мошки, что даже залепила сетки накомарников.
В Левашке и на порогах никто ничего не поймал, в основном наслаждались красивыми видами и отгоняли комаров. Зато Де отличился трижды: во-первых, намотал себе на руки плетенку PowerLine так, что пришлось эту бороду резать ножницами, чтобы вернуть ему свободу, во-вторых, поймал окушка, которого и выпустил, пожалев за малолетство, и, в-третьих, был жестоко обгрызен мошкой выше уровня носков (слава Богу, до жизненно важных органов она не добралась).

 

Суббота, 15 июля

С утра начался дождь, который, то слабый, то посильнее, шел весь день. Однако хороший клев компенсировал неудобство от постепенно промокающей одежды (особенно, если учесть, что каждую рыбину отмечали глотком коньяка). За день на блесну поймали несколько больших хариусов, пару приличных щук и много небольших щучек и окушков.
Даже под дождем и при сером небе Ваймуга была прекрасна. Наклоненные к воде деревья, буруны на перекатах, многочисленные ручейки, то с глухим шумом, то со звоном впадающие в реку – все это создавало непередаваемую словами атмосферу погруженности в природу, не испохабленную цивилизацией.

На обед (как обычно: финики, орехи, сухофрукты) встали под железобетонным мостом трассы Самодед – Модья(?). Одну щуку Макс вытащил, когда лодка уже причаливала к берегу под мостом.
Дождь усилился, приходилось вычерпывать воду из лодок, чтобы не ехать в плавучем бассейне. Непромокаемые костюмы уже пропускали воду, и даже глоток коньяка не так радовал, как раньше.
Ближе к вечеру стали искать место для стоянки. В урочище Старая Ильма обследовали стоянку на поляне на высоком (метра три) левом берегу. Не понравилась: высокая трава, комаров дофига, а до дров далеко. Да и берег крутоват: без крайней необходимости тащить «Флинта» по раскисшей глине на такую высоту не хотелось. Чуть дальше, на правом, тоже крутом и еще более высоком берегу на прогалине Макс углядел еле приметную тропинку, которая вела на небольшую площадку, окруженную елками. Места для палаток и кострища вполне хватило. Когда срубили совсем мелкий еловый подлесок, освободилось место и для стола. Кстати, дальше, в глубине леса, находится старая (видимо, давно уже не используемая) рыбацкая стоянка, но она нам не понравилась: комаров больше, так как лес не продувается, а ровного места еще меньше.
Первым делом натянули тент, свалили под ним вещи (хотя они и так уже вымокли донельзя), и пошли в лес за дровами для большого «пионерского» костра, на котором надеялись обсушиться: промокли почти до трусов, даже в т.н. непромокаемой одежде. Вещи у многих в рюкзаках тоже набрали воды, а у Епи спальник без гермомешка ехал на внешней подвеске (полный …!). Туалетная бумага в карманах размокла, сухим остался лишь один рулон в герме.

Разожгли большой костер, вокруг которого на колышках натянули веревку и пытались сушить вещи (снизу сохнут, сверху мокнут) и себя заодно. Сварили уху, часть рыбы закоптили. За ужином, для профилактики простудных заболеваний, выпили изрядно водки.

 

Воскресенье, 16 июля

Ночью, в дополнение к дождю, поднялся сильный ветер. Тент выдержал, да и привязан он был на совесть, а вот ЦК (3) под ним был вкопан неглубоко, и поэтому под утро с грохотом на…лся на импровизированный стол, раскидывая посуду. От шума проснулся Z и решил, что это тарелки сдуло в реку. В надежде спасти хоть что-то, Макс и Z (их палатка стояла как раз на краю обрыва) вылезли из спальников. Убедившись, что все не так плохо, рядом с ЦК вбили пару колышков потоньше, но значительно глубже, к которым его и привязали. Часов до двух спали или валялись в палатках. Когда же чувство голода и давление в мочевых пузырях пересилило отвращение к погоде, решили встать. Сделали плотный обед (совмещенный с завтраком и ужином). Опять пытались сушиться, даже развели еще один костер под тентом, но мешал сильный ветер, постоянно меняющий направление. После еды и до отбоя играли в карты в большой палатке. Развлеклись (жестокие!), наблюдая, как Де занимается боди-артом – разрисовывает зеленкой обгрызенные мошкой места.

Понедельник, 17 июля

Ветер и дождь почти утихли (к полудню прекратились совсем). Решили двигаться дальше. Клевало, в основном ниже перекатов. У Макса взяло что-то крупное, долго не давалось в подсачек, наконец перехлестнуло леску через якорный фал. Z полез распутывать, и в это время рыбина, разрезав ему два пальца леской, оборвала поводок и уплыла вместе с воблером. Это точно была не щука. На всякий случай, поставили поводок на якобы 12 кг. и отпустили тормоз на катушке.

В яме за очередным перекатом Z опять зацепил нечто большое – спиннинг гнулся в дугу, лодку тащило вверх по реке (Де и Епи думали, что это обратное течение), тормоз трещал постоянно. Рыбину удавалось подвести к лодке, но, увидев подсачек, она шарахалась в сторону. Наконец это чудовище притомилось, и его удалось подцепить подсачеком. Кумжа килограммов на 6-7! Плетенка 0.12 выдержала, но на поводке почти разогнулся карабин, тройник на блесне стал двойником (два зубца совместились), а у китайского подсачека порвалась сетка и погнулся обруч.
Хотя вся рыба ехала на куканах за лодкой, кумжу решили туда не привязывать – если она захочет плыть по своим делам, гребцу придется туго. Поэтому рыбину с большим трудом запихали в садок на «Флинте» — по длине она оказалась больше, еле уговорили ее согнуть хвост.

Сразу же обсудили, как будем ее готовить. Тогда, правда, не знали, что нас ожидает приятный сюрприз…
Пошли дальше. Макс после каждого переката вытаскивал по большому хариусу.


Хариус на кукане

Целью было добраться до 18.00 до дер. Пермилово с целью пополнения запасов продовольствия и горючего в местном магазине. Придя туда в 17.45, обнаружили, что магазин работает до 17.00. Правда, местные жители подсказали, что нужно всего лишь пойти к продавщице домой, и она магазин откроет. Так и оказалось. Купили огненной воды, «Сбитень», соли и перца, маринованных огурчиков и «заморской» икры, а от косорыловки под названием «Крепкий винный напиток» гордо отказались. На вопрос по рации: «Что еще купить?», Епи проревел – слышно было на весь магазин: «сральной бумаги не забудьте». Продавщица повеселилась. Бумагу-то мы уже купили, а вот хлеба не было. Правда, у нас оставался изрядный запас сухарей.
Договорились, что еще 2 часа идем, а потом начинаем активно искать место для стоянки. Z и Макс, как обычно, ушли вперед подыскивать место. Экипаж Епи шел не спеша, и на одном из перекатов ниже второго (нежилого) Пермилово он зацепил еще одну такую же кумжу. Хорошо, что там было совсем мелко – сантиметров 20, да и Епи был морально готов к такой возможности, поэтому рыбину удалось вытащить достаточно быстро. Уходить вглубь ей было некуда, а прыжки вверх, которыми она радовала зрителей, только ускорили развязку. Но подсачек (не китайский, вроде бы) все равно погнулся. После этого Епи уже не ловил, и даже периодически греб.

В поисках стоянки Макс и Z ушли далеко вперед, неоднократно вылезали на берег, но каждый раз ретировались, изгнанные свирепой мошкой. Даже отлить было проблематично. Так и шли…

 

Вторник, 18 июля

«Утро компаньоны встретили в виду Чебоксар». На берегу – или болото, или трава по пояс и полчища мошки. Надеялись найти скошенную луговину, благо они раньше попадались. Но закон «места для стоянок попадаются только до 6 часов» никто не отменял… Пополняя запасы сил «Сбитнем», продолжали грести, периодически выбираясь на берег в поисках возможной стоянки.
Короче говоря, в час ночи мы были у Осередка. Z обежал окрестности и нашел на дороге, ведущей к Сийским озерам, недалеко от моста тупиковый съезд в лес – там и решили ставиться. Только стали разгружать лодки, как увидели «буханку», которая, скрипя и попердывая, ползла через мост, все время норовя заглохнуть. Де, как самый быстрый, был направлен на перехват, а за ним побежал и Z с рюкзаком за плечами.
В машине оказалось двое: водила (пьян) и пассажир (сильно пьян). Выяснилось, что до озер они довезти готовы, и место в машине есть, но водила знает только, как туда проехать, но не знает, как выглядит именно то озеро, которое нам нужно, а совсем пьяный – знает, как этот Большой Волгуш выглядит, но не знает, как к нему ехать. Решили рискнуть…
Эти 6-7 км. по карте мы ехали не меньше часа… И как ехали… Двое на сиденьях, остальные на вещах. Водитель пытался выжать из бедной «буханки» все, на что она способна, не взирая на дорогу (лесная грунтовка). Несколько раз она наклонялась так, что сидящие в «салоне» оказывались лежащими на стенках. Про прыжки на корнях и кочках можно и не говорить – машина демонстрировала свою «козлиную» родословную по полной программе. После одного такого особо высокого прыжка, когда состояние невесомости несколько затянулось, даже пребывавший в алкогольной нирване гражданин ненадолго вернулся в нашу суровую реальность и изрек, обращаясь к водителю: «Я же тебе гОвОрил-тО, чтО тут на дОрОге два пня, кОтОрые ночью плОхО виднО-тО». К счастью, единственным печальным последствием этого полета оказалось то, что Епи приземлился на сумку, где лежали сухари (поэтому пару дней вместо хлеба у нас была панировочная крошка).
Несколько раз подъезжали к каким-то озерам, водитель вытряхивал на дорогу своего «штурмана», тот мутным взором обводил окрестности и говорил, что надо или ехать дальше, или вернуться, или вообще молчал и делал страшное лицо. Наконец нам это надоело: в окна, напрочь запотевшие от дыхания этой парочки, ни черта не видно, постоянно существует реальная возможность врезаться в дерево или улететь под откос (дорога шла по гребню высокой гряды), да и прыжки с приземлением на свои вещи тоже не радовали.
Высадились там, где дорога подходит практически к самой воде, у оборудованных мостков и аж двух навесов. Конфигурация берегов там была похожа на южную часть Большого Волгуша, место для стоянки на высокой гряде под соснами нашлось сразу же, так что решили дальше не испытывать судьбу.
По другую сторону гряды тоже обнаружилось озеро (безымянное?), на берегу которого нашли несколько мест, где явно забрасывали донку. Сама гряда высотой метров 6-7, с редким высокими соснам, под которыми кое-где растет багульник, кусты черники и голубики.

Заволокли вещи («Флинта» пристегнули к дереву где-то на полдороги), поставили палатки и все дружно пошли на мостки чистить рыбу. Перед этим, естественно, по очереди с ней сфотографировались. Часть щук и хариусов определили на копчение, оставшихся щук, хвосты и головы от кумж – в уху, одну кумжу засолили, а одну порезали на ломти с перспективой дальнейшего запекания в фольге или на шампурах. Попутно выгребли из них большую миску красной икры, которую, посовещавшись, решили попытаться засолить. Закончили возню с рыбой где-то в шестом часу, вымыли мостки, искупались, и пошли кипятить воду для чая и завтрака, после которого легли спать.

Продрыхли часов до двух. Проснувшись, занялись обустройством быта и приготовлением обеда. Начали с уборки прилегающей территории – везде валялись пластиковые тарелки, консервные банки и прочая дрянь. Потом Макс и Де чистили икру от пленок, Z занимался ухой, а Епи фотографировал все эти приготовления к празднику желудка. Надо сказать, что он удался. Икру ели ложками! Уха получилась правильная, аж губы слипались. Запеченную в фольге кумжу даже пришлось отложить на вечер.

После обеда Z решил все же выяснить, где мы находимся, и отправился пешком вокруг озера. Опрос двух приехавших искупаться местных жителей ничего путного не дал, поскольку они также оказались в состоянии алкогольного опьянения: если опустить мат, то можно сказать, что один из них все время молчал, а другой заявил, что: «Это озеро (действительно, мягко выражаясь) – святое», но на карте показать он его не может и названия не знает. Обойдя еще пол-озера и уже убедившись, что это ни коим образом не Волгуш, Z наткнулся на палатку. Ее обитатель, дедок лет 70, сообщил, что сын вывез его сюда из Архангельска на отдых на неделю-другую, и о своем местонахождении он вообще никакого представления не имеет. Вопрос о наличии рыбы в озере привел его в смятение: запинаясь, дедушка сказал, что ловит только на удочку, и недолго, и вообще ничего не поймал. Как потом выяснилось, он принял Z за охотинспектора, и, похоже, так до конца в этом и не разуверился.
Продолжая обход окрестностей, по соседству с этим озером в лесу Z обнаружил еще пару озер поменьше, речку, текущую в глубоком овраге, и ЛЭП. Последнее открытие позволило выдвинуть предположение о нашем месте на глобусе, которое и было подтверждено расположившимися на пикнике местными жителями: это озеро Угловатое, в обиходе называемое Святым, и до Большого Волгуша от него по дороге километра 2-2,5. Надо сказать, что граждане проявили похвальную бдительность и, прежде чем сообщить Z столь ценные сведения, расспросили его, кто он такой, зачем ему это нужно, и что он тут вообще делает. Документы, слава Богу, не потребовали.

Вернувшись на стоянку, Z «обрадовал» общественность своим открытием и предстоящим волоком, после чего вместе с Де отправился искать дорогу до Волгуша. Ходили долго, нашли аж две дороги: к южной оконечности и к середине, попытались пройти через лес по прямой, но уперлись в болото. По дороге встретили выдру и наглую толстую жабу. Определившись с маршрутом движения на завтра, в темноте пришли обратно. Епи уже завалился спать (набирался сил на завтра) и храпел на все озеро, а Макс весь вечер пытался ловить на фидер, но безрезультатно.

 

Среда, 19 июля

Позавтракали, сложились, и начали волок. Первый заход: Макс и Z с рюкзаками и «Наутилусом», Де с рюкзаком и продуктовой сумкой. По дороге встретили паломников из Сийского монастыря, которые шли купаться на Святое озеро и спросили у нас дорогу. В свою очередь, предупредили нас, что среди местных прошел слух о появлении на озерах медведя (видимо, кто-то из утренних купальщиков услышал храп Епи). Почему мы дружно смеялись, они так и не поняли, даже когда Z заявил им , что у нас есть свой собственный Медвед, с которым никакой косолапый не страшен. На месте новой стоянки замаскировали вещи в кустах и отправились обратно. Во вторую ходку пошли Епи и Де с рюкзаками и сумками. На сладкое у нас оставался «Флинт», который с якорем, налипшей на его грязью и кое-каким мелким барахлом весил, наверное, килограмм семьдесят. Попробовали нести его целиком разными способами – и за леера, и на палках, и при помощи плечевых петель, и «в гамаке и стоя». Тяжело, руки обрываются. Пришлось на полпути разобрать его на части: Епи, Макс и Z взяли деревянные части дна, якорь, весла и понесли на стоянку, Де остался посередине лесной дороги караулить полусдутую шкуру («подводная лодка в степях Украины»), где его, как обычно, пожрали комары. В последний заход все вместе доволокли оставшиеся пол-«Флинта»(по весу).

Вокруг стоянки – сосновый бор с брусничником и кустами черники. Южный берег озера заболочен, на кочках кое-где растет морошка. К сожалению, место стоянки доступно на автомашинах – следовательно, кругом кучи мусора. Если на предыдущей стоянке мы еще смогли его убрать – то здесь о полной уборке не могло быть и речи, по крайней мере нашими силами. Расчистили место для палаток и около стола. При обсуждении обеденного меню обнаружилось, что народ устал от рыбы (хотя икру, стиснув зубы, под водку доели). Поэтому сделали мясной обед, а шашлык из кумжи Епи обещал приготовить вечером.

Макс и Z отправились в небольшое путешествие по озерам. Протоку в Малый Волгуш нашли практически сразу. Узкая, извилистая, неглубокая, где-то полметра, на солнце видны стайки мелких полосатых окуней. Растут кувшинки, над водой склонились ветки деревьев. На выходе из протоки справа – прекрасная стоянка: чистая!, есть большой навес, рядом обнаружились остатки коптилки. Черника и лисички растут прямо под ногами. Решили остановиться здесь на следующий день.
Прошли Малый Волгуш, через широкую протоку с заболоченными берегами (на правом растет клюква) вышли в Большое Михайловское озеро. Осмотрели описанное в лоции место для стоянки на западном берегу у теперь уже заброшенной овчарни – не понравилось: трава высока и на виду у деревни (Рихачевы). Хотели выйти на середину озера и увидеть монастырь, но поднялся сильный супротивный и холодный ветер, поэтому решили возвращаться.

Z по рации предупредил о возвращении, надеясь, что к прибытию будет готов. А вот фиг! Сильный ветер опять испортил все дело. Потребовалось вмешательство Макса, самого опытного «кострата», чтобы кумжа дошла до кондиции.
Практически кончился хлеб, да и водки оставалось мало. С учетом начавшегося похолодания (ночью, по ощущениям, было градусов 5, как потом и оказалось) последнее обстоятельство представлялось особенно удручающим, поэтому на завтра был запланирован поход Макса и Z в монастырь за хлебом (согласно лоции, там есть лавка) и за водкой в прилегающую деревню (должен же быть там хоть какой-нибудь магазин на три деревни). Макс также надеялся разжиться обычными спичками, поскольку его зажигалка сломалась, а прикуривать от т.н. «охотничьих» спичек – экстремальное занятие.

 

Четверг, 20 июля

Епи и Де должны были собрать лодку и перебраться на стоянку у протоки, Макс и Z по уже проверенному маршруту отравились в монастырь. По дороге с ходу и коротких остановок кидали спиннинг (как, в прочем, и накануне): увы, безрезультатно. Похоже, что сильный холодный ветер клеву не способствовал.
Вид с озера на монастырь очень красивый. Правда, леса вокруг колокольни его несколько портят. Расположен монастырь на полуострове, обращенном практически на юг. Вокруг него на северном берегу – три деревни (Рихачевы, Кулига и Новая Залебедка). Обратили внимание, что все озеро разгорожено длиннющими сетями (напомню, что это территория Сийского заказника!)
Макс и Z вытащили лодку на берег рядом с одним из монастырских причалов. Осмотрели снаружи (а церковь – и изнутри) монастырские строения. На территории копошилась бригада археологов (судя по возрасту, студентов), раскапывая какой-то фундамент. Монахов нигде не видно – видимо, или отдыхали, или были где-то на послушании. Лавку не нашли: бомжеватого вида трудник сообщил, что ее уже давно нет, а «хлеб мы печем только для себя». Где его можно купить, он не знает.

Пошли по деревням. Там сделали еще одно грустное открытие: магазина нет, а автолавка приезжает раз в неделю – по субботам. Порадовало лишь то, кто какая-то сердобольная женщина («добрая поморка») в ответ на просьбу продать коробку спичек подарила Максу зажигалку. Кроме того, нашли два подходящих места для антистапеля.
Снова отчалили, и пошли искать место для следующей стоянки на Черной Лахте. Одна стоянка видна издалека – на косогоре на северо-восточном берегу (кострище, скамейки, есть место для палаток и, похоже, рядом проходит дорога от дер. Залебедка).
Куда более красивое место находится на западном берегу озера – южнее мыса, отделяющего Черную Лахту от Большого Михайловского озера: небольшая поляна в подходящей к воде березовой роще. Дно пологое, песчаное, без водорослей.
На северной оконечности мыса, напротив монастыря, расположено кладбище. Вопреки существующему мнению, старых, монастырских, могил на кладбище не сохранилось – по крайней мере, все существующие надгробия новые, конца ХХ века.
Подгоняемые попутным ветром, Макс и Z вернулись на стоянку у протоки. Де и Епи уже туда перебрались. По дороге Епи учил Де забрасывать блесну – ничего не поймали, но и обошлось без жертв.
Решили доесть всю рыбу, кроме соленой кумжи, поэтому приготовили густую уху, а хариусов и часть щук вечером закоптили. Хлеба, к сожалению, не было, сухарная крошка кончилась, зато на дне продуктовой сумки обнаружились раскатанные в лепешки круассаны в пакете. Оказалось, Де, во время закупки продуктов, взял их для дома, но забыл выложить, а остальные об этом и не догадывались, поэтому они так и ездили в хлебном мешке.

К вечеру похолодало еще сильнее. Де, чтобы согреться, занялся физическими упражнениями: напилил кучу дров. Все же полезно иметь в составе группы физкультурника – другой бы на его месте просто водки выпил бы! Епи ушел спать пораньше, остальные ели рыбу и до глубокой ночи гоняли чаи, поскольку водки осталось совсем мало. Несколько раз пронаблюдали, как Епи, разбуженный последним сигналом гидробудильника, вырывался из палатки и мчался в лес, топча кустарник и мелкие деревца.

 

Пятница, 21 июля

За ночь рядом со стоянкой выросли лисички, но брать их не стали ввиду малочисленности (не знали ведь, что потом найдем еще грибы). Зато Z обнаружил недалеко от стоянки большие кусты можжевельника и напилил сухих поленьев на поделки. Через некоторое время его примеру последовал Де – он, вроде бы, собрался сделать из этого дерева какие-то массажные шарики для улучшения собственной биоэнергетики, ауры, кармы или чего-то там еще. Потом и Макс отправился за дровами, правда, так и не признался, зачем они ему нужны. Епи подозрительно взирал на всю эту активность по заготовке можжевельника, интересовался, что это за флеш-моб такой, но сам в нем участия принять не пожелал.
Отправились на разведанную накануне стоянку на Черной Лахте. По дороге купали блесну, но безрезультатно: опять дул сильный северный ветер. Решили попробовать половить вечером, когда ветер, может быть, утихнет.

На стоянке обнаружили большой шалаш из березовых веток и кострище, вокруг которого были в изобилии разбросаны консервные банки и бутылки, большей частью битые. В ближайших окрестностях были найдены белые грибы (теперь собрали, решили положить в суп) и большой дохлый заяц (оставили, где лежал).
Решили начать с уборки. Вздыхая и матерясь, Z отправился в лес копать могилу для мусора и обнаружил на предполагаемом месте для ямы маленького, чуть больше ладони, мокрого зайчонка. Перенесли его на сухое место, накрыли курткой. Заяц обсох, согрелся, стал проявлять признаки жизни: шевелить носом и ушами. От предложенной морковки брезгливо отодвинулся (хотя зубы у него уже были нормальные, Z проверил), а когда Макс положил ему под нос изюму, встал и не спеша ушел в лес.
Собрали мусор и занялись обедом. Решили приготовить «ирландское рагу» (4). В большой котелок вывалили два суповых пакетика, банку тушенки, остатки картошки и все найденные грибы (а может, и еще что-то). Получившееся варево было исключительно сытным, а его вкус Епи охарактеризовал как «своеобразный».

До вечера занимались кто чем: спали, бродили по окрестностям, пили чай. Вечером Макс и Z отправились на рыбалку: Z бросал блесну, Макс купал остатки опарышей. Несмотря на красоту места (южная оконечность озера), рыба клевать упорно не желала. Меняли место заброса, глубину, приманку – безрезультатно. Поскольку, по отзывам, рыба в озере должна быть, свалили все на погоду. А может, ее уже вычерпали многометровыми сетями. К слову, местные жители ловят не только «удочкой в клеточку»: видели и двух спиннингистов – у северо-восточного берега Большого Михайловского озера и в северо-восточной и восточной части Черной Лахты.
Поздно вечером допили остатки алкоголя и грелись чаем.

Суббота, 22 июля

Утро начали с омовения в озере, несмотря на более чем бодрящую температуру воды.
Упаковали все вещи в рюкзаки, оставшиеся продукты сложили в отдельный пакет (отдали в монастырскую столовую для паломников). После короткого перехода высадились у монастыря, вымыли и сложили лодки.

Епи пошел искать заказанную машину: она пришла вовремя, но ее вместимость внушала некоторые опасения (легковушка, пусть даже и с тремя рядами сидений, на четыре человека с рюкзаками и двумя лодками). Упаковались плотнее некуда: Z на сиденье в третьем ряду завалили барахлом по самую голову, во втором ряду в таких же условиях ехали Макс и Де, а Епи, как самый большой, сидел спереди, держа на плече кофр со спиннингами, который формой и цветом был ужасно похож на РПГ-18 «Муха» в невзведенном состоянии. Где-нибудь в Московской области нас в таком виде: с бородами, в камуфляже (кроме Де) и с предметом, похожим на гранатомет, нас бы тормозили на каждом посту. В Архангельской области мы доехали до вокзала без приключений.
Вышли из машины, расправили затекшие члены, и, обнаружив рядом живописные кусты, направились к ним, на ходу расстегивая ширинки. Но вовремя опомнились: мы же уже в городе! Пришлось искать вокзальный сортир. Заодно нашли камеру хранения и справочную, а также выяснили, что оплатить сверхнормативный вес багажа на архангельском вокзале невозможно – там даже весов нет, а попытка отдать деньги за лишних килограммов 20 без взвешивания встретила яростное сопротивление кассирши, которая убеждала Макса, что, раз нас четверо, то сверхнормативного веса быть не может. Решили договариваться с начальником поезда.
Камера хранения закрылась «на технический перерыв» прямо у нас перед носом, поэтому в ожидании ее открытия свалили все барахло рядом, у какой-то неприметной серой металлической двери. Минут через пять появилась парочка милиционеров, которые очень вежливо попросили нас передвинуть вещи чуть в сторону, чтобы они могли попасть на работу. Оказалось, это была дверь в вокзальное отделение милиции. Соответствующая табличка, как оказалось, закреплена метрах в трех над землей и в глаза не бросается.
Оставшееся до открытия время ели мороженное и наблюдали за группой студентов (первокурсников?), пивших пиво в ожидании поезда: внимание привлекла пара симпатичных девушек субтильного вида, употреблявших «из горла» 9-ю «Балтику». Эффект не заставил себя долго ждать: одна из них при попытке спуститься с перрона перешла на четыре точки опоры и в таком виде продолжила движение, а ее подруга по причине сходного состояния никакую помощь ей оказать не могла – сама висела на перилах, как тряпка. Наконец, мужская часть группы оказала им помощь и отвела куда-то за киоски. Эх, девушки, ну зачем же вы так…
Сдали вещи и пошли гулять по городу. От вокзала по прямой улице вышли на Купеческую набережную. Сфотографировались у памятника Петру I (с тем, что на 500-рублевой купюре) – и с удивлением обнаружили, что он ниже нормального человеческого роста. Это вам не «Наполеон в бигуди» у Крымского моста!

На набережной прошлись по забегаловкам, выпили пивка и съели что-то жаренное. Увидели настоящую «гАтичную» девушку: возраст лет 16-18, рост 160, вес (нет, не такой же) – не меньше 80, одета в черную футболку с изображениями различных частей скелета, тяжелые черные же джинсы, а на ногах – такие ужасные говнодавы, что по сравнению с ними даже прыжковые ботинки Z выглядели как легкие вечерние туфли. Пирсинг (нос, губа, пупок, остальное не видно), на открытых частях тела – переводные татуировки, но больше всего эмоций вызвали черные сетчатые полуперчатки до локтя. Красавица, одним словом!
На обратной дороге купили пива и хлеба с маслом: соленой рыбы еще оставалось полкотелка.
Погрузка в поезд прошла без проблем, но наш вопрос о необходимости оплаты багажа поставил проводниц в тупик. С одной стороны, очевидно, что за такую кучу барахла надо что-то платить, с другой стороны, они не знали, как эти деньги взять. Пошли к начальнику поезда, но он либо тоже не смог прояснить ситуацию, либо ему было лень возиться с бумажками. От предложения наличности «без квитанции» проводницы гордо отказались, но попросили купить им тортик. Оказалось, что эта тривиальная на первый взгляд просьба трудновыполнима: и в Обозерском, и в Плесецке срок годности на всех тортах в привокзальных торговых точках либо истек самое позднее в мае сего года, либо не читался вообще из-за того, что выгорел на солнце. Наконец, выбрано было изделие, которое, по нашему мнению, даже в просроченном виде не предоставляло опасности для здоровья, разве что его твердость была выше нормы. Об этом честно предупредили проводниц, но, тем не менее, они его взяли.

В дороге играли в карты и занимались подсчетом расходов. Эту сложную задачу взял на себя Де, как человек, менее всего из всей компании удалившийся от математики. Остальные с интересом наблюдали, как без пяти минут кандидат экономических наук складывал названные суммы столбиком, а потом делил получившийся результат на четыре. У него получилось!

 

Воскресенье, 23 июля

Более-менее выспались. На завтрак доели соленую рыбу. Всю оставшуюся дорогу до Москвы играли в карты.
Выгрузка из купе и переноска вещей до машин прошла на удивление быстро и легко: видимо, сказалась тренировка (тем более, что не по лесу таскали, а по асфальту), да и отсутствие продуктов сократило вес килограммов на двадцать пять.

Примечания:

  1. Вспомнилась сцена из фильма «Мушкетеры двадцать лет спустя»: д’Артаньян с Портосом сидят в тюрьме, и Портос спрашивает д’Артаньяна: «д’Артаньян, черт возьми, почему Вы целый день спите?», на что д’Артаньян отвечает: «Да потому, Портос, что ночью спите Вы, и Вы храпите, как табун лошадей!». Может, посоветовать Де взять это метод на вооружение? Только кто тогда грести будет?
  2. Вроде бы, это местная лингвистическая особенность: перекаты называются «порогами», а пороги – «падунами».
  3. Центральный кол
  4. Рецепт см. Джером К. Джером «Трое в одной лодке, не считая собаки»

Автор: Z

  4 Ответов в “Ваймуга 2006”

  1. avatar

    Этим летом ходили по этому маршруту на байдарках Нева-3. Класс!!! Прошли за три дня, впечатлений на год.

  2. Неплохо! Но я бы прошел Ваймугой до Емцы и Емецка. Затем автобусом или машиной в Архангельск. Меньше перевалки и таскания лодок по незнакомым местам. В Сийский монастырь при большом желании можно выбраться отдельно и налегке или из Емецка, или с Архангельска.
    Впрочем у истории нет сослагательного наклонения, а любые приключения на пользу городским жителям.

  3. […] вспоминая путешествие по Ваймуге, нельзя не отметить тот факт, что Макс и Z пару часов […]

  4. Ходил по Ваймуге в 14 году. С Обозеры до моста на такси (грузопассажирский «Мерс»), из Емецка до Архангельска на нанятом «бухаммере» за 6 тыр. Мои «бродилки» можно на ютюбе посмотреть, канал borey 221.

 Оставить комментарий

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)